Пт, 26.05.2017, 18:46
Вітаю Вас Заглянувший | RSS
                          Новини
Головна » 2010 » Січень » 27 » Шоу-бизнес манит нечестных людей
22:11
Шоу-бизнес манит нечестных людей

Известный телеведущий и продюсер рассказал E-motion о феномене успеха «Караоке на майдане», а также оценил уровень украинского телевиденья и шоу-бизнеса.

Игоря Кондратюка можно смело назвать ветераном украинского шоу-бизнеса и телевиденья. Для многих популярных на сегодняшний день артистов его программа «Шанс» стала настоящим трамплином в карьере. А «Караоке на майдане» и вовсе является одной из самых любимых передач для украинцев. К слову, 17 января программе исполнилось 11 лет. Это стало поводом для нашей с Игорем встречи.

Впрочем, E-motion решил поговорить с Кондратюком не только о феномене успеха его детища, но и об уровне украинского шоу-бизнеса в целом.

- Игорь, сначала о делах насущных. Насколько мы знаем, «Караоке на майдане» сменила канал и теперь будет выходить на СТБ. С чем это связано?

- Просто мы не договорились с руководством «1+1» и решили расстаться. Вроде бы по-доброму. Но все равно есть кое-какие нюансы. Например, мне не понятно, почему «Караоке» до сих пор висит на их сайте. В моем понимании, если информация там размещена, значит, передача у них выходит. А на самом деле на «1+1» выходят только повторы. С точки зрения бизнеса это разные вещи. Если бы я мог продавать повторы, то давно бы летал на собственном самолете. Я пришел на канал СТБ, с которым уже сотрудничал на шоу «Україна має талант». Мне абсолютно понятно, чего хочет канал и его руководство. Одна только есть творческая проблема — аудитория «Караоке» все-таки, наверное, постарше, нежели аудитория канала «СТБ». Но тут еще нужно отслеживать все эти моменты.

- А за время существования передачи аудитория как-то менялась?

- Конечно. Людям ведь свойственно долго на передачах не висеть. Есть любители передачи «Что? Где? Когда?», к коим отношусь и я, но на каком-то этапе мне было уже не интересно смотреть. Это нормально. Есть люди, которые посмотрели «Караоке» два года, потом перестали. Есть люди, которые вообще перестали смотреть телевиденье. Но, наверняка, есть и такие, кто уже 11 лет с нашей программой. Хотя это скорее исключение.

- На ваш взгляд, в чем феномен успеха «Караоке на майдане»?

- В том, что мы показываем людей такими, какие они есть. Мы показываем, как поют люди, как они играют в игру. Конечно, они приноровились к этой игре — честнее было смотреть на них лет десять назад, поскольку сейчас люди уже понимают как себя нужно вести, что говорить. Но все равно это остается интересным. А в чем феномен других реалити-шоу? Вы смотрите и сравниваете себя с участниками. Может быть, формат уже немного морально устаревший и этим сейчас никого не удивишь, но зрителям нравится. Также, наверняка, у программы «Караоке на майдане» не самый отвратительный ведущий. Поскольку если бы был плохой, то передача уже давно бы приказала долго жить. Вот из таких нехитрых инструментов и состоит феномен «Караоке на Майдане». И что еще важно - мы поставили ее в правильное время. Еще когда я работал в Москве, то понял, что 11 часов в выходной день для такой передачи это самое оно!

- Я знаю, что вы являетесь соавтором идеи программы. Помните, как придумали ее?

- Наступил период, когда у меня были только научные заработки и телекомпания «Игра», которая пригласила сделать передачу. Придумали мы эту идею с Андреем Козловым у него на кухне. Придумали по необходимости (как рекламную передачу о микрофоне-караоке), что говорит о том, что не всегда хорошие идеи приходят в голову спонтанно.

- А первый выпуск «Караоке» помните?

- Конечно! Поскольку я уже имел опыт работы в Москве, то сказал нашим: «Не переживайте, все будет хорошо». Мы вышли на улицу, и я стал созывать людей, словно глашатай: «Люди добрые, подходите, скучно не будет!». Так я созвал небольшую толпу, мы стали петь. А поскольку снимали сразу два или три выпуска, то пока мы сняли одну передачу, людей уже собралось очень много!

- Потом, я так понимаю, уже не приходилось зазывать людей?

- Ни разу. Мы никогда не давали рекламу программы «Караоке на майдане»! Только анонсировали туры, поскольку если вы живете в Днепропетровске, то откуда вам знать, что мы к вам завтра приедем? Поэтому делали только анонсы туров. Еще один раз анонсировали в Киеве переход с места на место. Впрочем, можно было и не анонсировать, поскольку люди бы сами увидели, что технику разворачивают в другом месте.

- Кстати о людях. Насколько они изменились за эти 11 лет? Не глобально человечество, а те, кто приходят к вам на съемки передачи.

- Скорее, я изменился. Я четче стал понимать, кто пришел в кадр попасть, кто пришел попеть. Я понимаю, что есть такая категория людей, которая никогда не будет стоять с семи утра, чтобы попасть в первый ряд. И таких достаточно много. Мне по-прежнему не нравятся люди, которые ходят из передачи в передачу, при этом ничего не делают, но просто стоят, чтобы попасть в кадр. И я теперь почти сразу могу вычислить двух финалистов. Вот я взял четверых и уже понимаю, что этому ничего не светит, а этот может победить. И очень удивляюсь, когда мои прогнозы не оправдываются. Потом, конечно, у меня появилось де жа вю. Когда я выхожу на Майдан, то уже понимаю, что уже это видел. Поскольку людей, которые не попали с первого раза, но хотят попасть со второго, и третьего — их очень много. И раньше они доставали расспросами и донимали просьбами, но поскольку я человек твердых убеждений, то все было безрезультатно. Много раз со мной пытались договариваться разными способами. Говорят: «Вот я так хорошо пою, очень хочу поучаствовать», я отвечаю: «Ну приходите на майдан», «А только так?» «Только так» «А если я вам денег дам?» «Давайте другим, поскольку я вас слушать все равно не буду» «А почему?» «А потому, что одно дело спеть в студии, другое на майдане получить поддержку людей».

- За время существования передачи никаких кардинальных изменений в формате передачи не было. Почему?

- А зачем? Может это и какая-то творческая импотенция, но я считаю, что в каждой форме должен присутствовать некий здравый консерватизм. Потому что если поменять КВН, то это уже будет не КВН, а бои без правил. Форму можно менять только в определенных пределах.

- То есть какие-то новшества все-таки были.

- Ну, мы делали «Перший хит», когда приходили люди и пели песни, которые они написали сами. В некотором смысле бредятина, но несколько хороших песен мы, на мой взгляд, нашли. Также мы наказывали участников, которые вылетели во втором туре. И многое другое. Поэтому какие-то локальные новшества были.

- С деньгами, которые участники собирали в финале, что-то тоже меняли, насколько я знаю.

- Да. Как-то одна девочка победила, потому что ей бросили пять двухсотгривенных купюр. Было очевидно, что бросил кто-то из родных. Тогда мы решили немного изменить правила: больше двадцатигривенных купюр бросать нельзя. А в самые критические моменты, когда мы определяли певца года, то разрешали бросать и вовсе только по одной и две гривны.

- А сколько больше всего денег собирал участник «Караоке на майдане»?

- По-моему, самая большая сумма была в районе пяти тысяч гривен. И она, если не ошибаюсь, была набрана еще до того, как ввели правило не бросать большие купюры, поэтому частично состояла из своих денег. Это кстати, как в шоу-бизнесе. Если у тебя есть деньги и связи, то ты едешь на «Евровидение».

- Кстати, ваша передача это словно какая-то миниатюрная проекция современного шоу-бизнеса. Казалось бы, пробиться можно, но побеждает тот у кого денег больше в шляпе окажется.

- В том-то и дело, что шоу-бизнес полон нечестными людьми и это правда. Он манит таких людей, которые хотят быстро заработать шальные деньги. И ведь по сути это не шахта и не завод — работа не очень пыльная. Мозгов и каких-то сверхусилий не нужно, главное быть очень изворотливым.

- Поговорим о телевидении. Как бы вы оценили уровень украинского телевизионного продукта?

- Мы делаем абсолютно нормальный продукт. Только мне на украинском телевидении не хватает конкуренции. Мало хороших продюсеров, операторов-постановщиков и т.д. На мой взгляд, количество хороших ведущих в нашей стране давно замерло. Дима Шепелев ворвался, но потом сразу уехал в Россию. С тех пор даже не могу назвать и выделить кого-то. Если сейчас будут запускать какую-то большую передачу, то ее и отдать некому из новых. Меня приглашали на кастинги на пару каналов, я говорю: «Берите молодых». Отвечают, что нет таких.

- А если сравнивать наше ТВ с российским?

- Честно говоря, общий уровень российского телевиденья выше исключительно за счет конкуренции профессиональной. Но если брать отдельные продукты, то мне, скажем, больше нравится «Україна має талант» нежели их «Минута славы». Может, я субъективен, но тем не менее. «Фабрика-3» была ничем не хуже российской. Правда, первые две не выдерживают никакой критики. Такой проект как «Шанс» у них вообще отсутствовал. Кстати, в чем, на мой взгляд, составляющая успеха этой «Фабрики». Молодежь ведь присадить на какую-то передачу очень сложно. И успех этой «Фабрики» связан, на мой взгляд, еще и с тем, что выпал как раз этот месячный карантин. И дети въехали в «Фабрику», только потому, что родители им это позволили. А потом уже родители видели, что дети втянулись и более снисходительно к этому относились. Если бы не этот карантин, они бы потеряли очень большой пласт аудитории. На «Новом канале» об этом не говорят, естественно, но я уверен, что так и есть. Хотя третья «Фабрика» самая толковая и самая интересная.

- К слову, раньше настоящей фабрикой звезд была программа «Шанс». Она стала трамплином для многих популярных ныне звезд шоу-бизнеса.

- Конечно, «Шанс» дал дорогу многим. Ведь тогда не было пободных проектов. С «Шанса» вышло десяток фигурантов украинского шоу-бизнеса. Их можно перечислить: Виталий Козловский, Наталья Валевская, Петр Дмитриченко, Саша Воевуцкий, группа «Авиатор», Вика из «неАнгелов», Марина Огородник, Игорь Татаренко.

- Но и не только ведь исполнители стали популярны.

- Да, после программы «Шанс» те же Лена и Дима Коляденко стали популярны и «ушли в тираж», как говорится. Но в целом, я считаю у нас большая замкнутость среди звезд.

- Что вы имеете в виду?

- Я абсолютно убежден, что публичных людей нужно делать! И это не так просто! Вот смотрите, «Танцы со звездами» сделали публичным Влада Яму, того же Кузьму сделала публичным программа «Шанс» и он этого не скрывает. Могилевскую тоже, «Квест пистолз». Была сделана куча публичных людей. Также как в разного рода политических ток-шоу делают звезд из политических деятелей. Но замкнутость есть. Я бы, например, с удовольствием поменял в «Шансе» хореографа или, скажем, парикмахера, но мы не знаем, кого взять.

- А почему формат украинских шоу не продается на запад? Нам и здесь нечего предложить что-то для европейского рынка?

- Что европейцы могут купить для меня большая загадка. На мой взгляд, например, передача «Шанс» очень интересна. По крайней мере, наш зритель очень любил. И для меня загадка, почему эта передача не выстрелила и не была продана никуда. Насколько я знаю, ни одного украинского телевизионного формата никогда не было продано. Может быть потому, что мы более открыты? Не знаю. Я лично предлагал формат «Караоке на майдане» людям из этого бизнеса, когда был в Голливуде. Они заинтересовались, взяли передачу, но потом так и не вышли на контакт. Не исключаю, что эта передача сейчас идет в какой-то стране.


материал: http://e-motion.tochka.net

Переглядів: 1057 | Додав: Жека | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]
Авторизація

Гість, ми раді вас бачити. Будь-ласка зареєструйтеся або увійдіть на сайт як користувач! Тоді ви зможете скористатися усіма розділами сайту!
Міні-чат
500
Пошук
Сьогодні заходили
Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0
Друзі сайту







Засновник сайту Євгеній Бровко